Касса 312-45-55

Голодранцы и аристократы

Эдуардо Скарпетта

Молодой маркиз Эудженио Фаветти мечтает жениться на юной балерине, дочери нувориша Семмолоне. Но гордец Фаветти-старший отказывается общаться с выскочкой-миллионщиком. И тогда Эудженио приходится нанять себе родню « голубых кровей» в трущоб...

24

Ноября
19:00

Фомина М. Яблочный сад Гольдони // Невский театрал №1.2014.


11 Января 2014 Пресса о нас
Старинная комедия – нечастый гость на сцене наших театров. Это неслучайно: ставить «старину» почти так же трудно, как ставить «современность». Правда, во втором случае можно подделаться под документ, обнажить общественные язвы, привлечь «горячей» темой.
Театр Комедии им.Н.А.Акимова, возобновивший в новом составе свою версию пьесы Карло Гольдони «Влюбленные», не пошел ни по одному из этих проторенных путей. История вечно ссорящихся, но страстно любящих друг друга Эуджении и Фульдженцио (бессмертная чета «innamorati» из итальянской комедии масок)  в постановке Татьяны Казаковой соединила  в себе черты стилизации  под венецианскую комедию ХУШ века – и психологический режиссерский театр.      Еще до начала спектакля зритель обращает внимание на изысканную монохромную пустоту сценического пространства (художник Эмиль Капелюш),  которое лишь по краям фланкирует немногочисленная утварь – короб, решето, лестница. Когда гаснет свет в зале, сцена заливается ярким, южным «солнцем», которое мгновенно погружает в атмосферу «итальянского полдня». Зритель, знакомый с творческой манерой Капелюша, узнает его любимые приемы – «бахрому»  слегка фосфоресцирующих драпировок-фактур, заменяющих и кулисы, и задник;  лестницу, которая станет «приютом» для героев, темпераментно выясняющих отношения; наконец, благородную цветовую палитру  костюмов, напоминающих фасоны века пудры и мушек, и в то же время –  театрально-условных.        «Влюбленные» - это история о своенравной и ревнивой девушке (прелестная юная Любовь Виролайнен), её разорившемся дяде (яркая характерная роль Виталия Куклина), пылком влюбленном юном дворянине Фульдженцио (фактурный Александр Матвеев с его очень современным типажом), который выполняет свой братский долг по отношению к жене брата (роль почти без слов красавицы Натальи Шостак)  и тем навлекает на себя гнев и ярость возлюбленной.  Образы, восходящие к маскам комедии дель,арте, самим Гольдони, как известно, трактовались  по-новому, современно. И режиссер продолжает эту авторскую  линию, заставив героев говорить как в реалистической пьесе, интонируя по-современному и вставляя порой весёлую, часто остроумную «отсебятину»: так, заложив столовые приборы – предмет почти плавтовских шуток – покупают изобильную итальянскую снедь, но при этом вино называют «Шепот монаха», на стол собираются подать почтовых голубей, а  про главного героя говорят, что он «бриллиант неотесанный».  Гротеск, даже комикование остаются уделом  «старших масок» -  неуёмного дяди героини Фабрицио, неподражаемого слуги по произвищу Выплюньсейчасже, вызывающего радостное оживление в зале,   -  исполнении Валерия Никитенко (как тут не вспомнить еще римскую традицию давать прозвища слугам – помните, слуга  Режь из «Сатирикона» Петрония?).  На пронизанную светом сцену периодически выбрасываются – падают  с тяжелым «всамделишным» стуком ярко-красные яблоки  - это и символ изобильного юга, блеск которого тревожит и будоражит  наших усталых, невротизированных зрителей-северян; это и символ богини любви  - той самой «Венеры с моллюсками», которую упоминает Панталоне-Фабрицио.      Солнечный свет;  славные персонажи (ведь даже Капитан- Граф, невольный соперник главного героя, говорящий с важностью и иностранным акцентом, оказывается благородным человеком); юная страсть, разыгранная с подлинным  искусством переживания, без всякого стилизаторства под столетие париков и камзолов;  весёлая кутерьма вокруг влюбленной пары – всё это делает постановку старинной комедии  на сцене акимовского театра возможной во все времена. В том числе и в наши времена, которые мы не выбирали, но в которые доводится жить.   А как жить полной грудью, быть верным своему чувству, не изменить ни своей чести, ни своей любви – этому, оказывается, могут научить и герои из далекой Венеции. И тем приятнее было видеть в заполненном до отказа зале театра множество юных лиц. Их чувства не осмеяли, их сознанием не стали манипулировать, как это часто бывает теперь на сценах «больших и малых театров». А если и дали какой-то важный урок – то как бы шутя и играя.
Важно, чтобы они – и мы все – этот урок любви не «прогуляли» и  в нашей собственной  школе жизни.

Вернуться к списку новостей

Партнеры