Касса 312-45-55

Одинокая насмешница

Фаина Раневская

В гостях у театра Комедии имени Н.П. Акимова

« РАНЕВСКАЯ.ОДИНОКАЯ НАСМЕШНИЦА»

АВТОР - ЛИОН ИЗМАИЛОВ, АЛЕКСЕЙ ЦАПИК
РЕЖИССЁР - ЕКАТЕРИНА ПИКОВА
СЦЕНОГРАФИЯ - НАТАЛЬЯ ВЯЛЬ

Это особая комедия. Главны...

27

Май
19:00

Алпатова И. Сплошные неожиданности // Культура. 2008. 15 мая. № 17-18.


15 Май 2008 Пресса о нас
Что более всего привлекает в нынешнем Санкт-Петербургском Театре Комедии, ведомом Татьяной Казаковой, так это его умение быть непредсказуемым и неожиданным. Это вовсе не значит, что все удивления сплошь приятные, вероятно, для кого-то случаются и разочарования. Но, согласитесь, когда ты заранее знаешь, чего ожидать от этого режиссера и его потенциального спектакля, становится скучновато.
Татьяна Казакова, художественный руководитель театра и его основной режиссер, известна своим особым отношением к тому драматургическому жанру, что присутствует в названии театра. Комедия для нее - явление весьма серьезное, что, впрочем, не означает скучных назиданий. Как не означает и дешевой, бездумной развлекательности. Находясь меж тем "в социуме", она, конечно, подчас допускает в репертуар продвинутые и раскрученные "бродвейские" имена драматургов, но относится к этому весьма скептически. Самой Казаковой ближе российская психологическая и социальная комедия ХIХ века, связанная с именами Гоголя, Сухово-Кобылина, Салтыкова-Щедрина, с традиционным "смехом сквозь слезы", со значимостью прежде всего текста, на раскрытие которого и донесение до публики нацелены режиссерские и актерские интерпретации. И, конечно же, этот текст должен складываться на сцене в жизненную человеческую историю, которую способны понять и принять нынешние зрители.
Гоголевская комедийная традиция во всей полноте сказалась в спектакле "Игроки", который играется пока в Доме-музее Федора Достоевского, хотя и влился уже в репертуар Театра комедии. Спектакль своеобразен и весьма значим для театра, потому что это дипломная постановка воспитанников актерского курса СПбГАТИ, набранных и обученных Татьяной Казаковой в сотрудничестве с прочими педагогами вуза специально для Театра комедии. Подобная тенденция сегодня в Петербурге весьма в ходу, есть и другие театры, которые формируют "собственные" курсы, с младых ногтей приучая будущих артистов к репертуарно-сценическому бытию, причем весьма конкретному. Что не означает, впрочем, их чрезмерно узкой специализации, ведь кое-кто после выпуска все равно окажется на иных сценических территориях, но будет к этому подготовлен не хуже прочих.
"Игроки" Татьяны Казаковой - явный показатель успеха подобных начинаний. Здесь уже присутствует полноценный актерский профессионализм, но он растворен в такой молодой, свежей, незаштампованной атмосфере, что ты дышишь здесь не затхлым воздухом кулис (как, увы, бывает), но словно бы чистым горным воздухом. И от этого сто раз виденная на сцене гоголевская история вдруг парадоксальным образом становится "новой", кажется незаигранной. До такой степени, что авторский финал обретает черты непредсказуемости, настолько веришь всем выдумкам шулеров.
Татьяна Казакова, между прочим, считает, что никто не отменял театральных амплуа, и ребят отбирала с подобным прицелом. И это, кстати, угадывается в "Игроках", где эти самые шулера все вроде бы комические персонажи на одно лицо. Но в статном красавце Алексее Красноцветове (Ихарев) с интеллигентным обликом явно угадывается будущий герой. А Александр Матвеев (Утешительный) - превосходный простак. Александр Корнеев (Глов-старший и Замухрышкин) - характерный артист с безграничными возможностями перевоплощения. И список можно продолжать...
Причем играют они в тесном камерном пространстве, где особо и не развернуться молодому внешнему темпераменту. Зато последний, сконцентрировавшись внутри, творит чудеса. При всей анекдотичности сюжета начинающие артисты успешно осваивают опыт психологического переживания. Они пока напрочь лишены манеры многих известных мастеров, которые, произнеся реплику, порой бездумно застывают в ожидании следующей. Нет, в "Игроках" жизнь-игра идет в режиме нон-стоп, что, признаться, весьма впечатляет зрителей.
Но если в "Игроках" Татьяна Казакова оставалась верна себе в лучших своих режиссерских проявлениях, то спектакль "Сплошные неприятности" уже ее саму представил в новом, неожиданном ракурсе. Не отрекаясь от подлинности человеческой истории, Казакова сделала стопроцентный театральный хит, комедию в чистом виде, смешную до колик, шумно-зрелищную, но без всяких глупостей, пошлостей и сиюминутных "подтекстов". К тому же это произведение малоизвестно современному российскому зрителю, а новизна сюжета всегда привлекательна.
Изначально это был роман Мака Химена "Трудно быть сержантом", усилиями Айры Левина переделанный в пьесу. Но, несмотря на давность написания, и тематика, и сюжетные перипетии отнюдь не утратили не то чтобы актуальности, но абсолютной уместности и в наши дни. Тем более когда армейские проблемы бурно обсуждаются на самых разных уровнях. А речь здесь идет о новобранцах американских ВВС, об их взаимоотношениях как друг с другом, так и с "генералитетом". Причем все американское - это такая декоративная "обманка", ведь суть человеческих связей всегда и везде схожа. К тому же при всем комизме ситуаций Татьяна Казакова все равно не смешит публику "просто так", а уверенно в этом шумном многоголосии заставляет звучать мелодию дружбы, верности своим корням, человечности и искренности.
Здесь снова встретились уже в главных ролях на большой сцене молодые артисты Александр Матвеев (Уилл Стокдейл) и Александр Корнеев (Бен Уитледж). Персонаж первого - деревенский недотепа, простодушный и непосредственный, второго - этакий "ботаник" из многодетной семьи потомственных военных, под дружный хохот окружающих рвущийся в пехоту вместо элитных ВВС. В перешагнувшем границы абсурда армейском хаосе они находят опору друг в друге, во взаимовыручке и поддержке. Тем и спасаются, даже будучи по сюжету "заживо похороненными". (Увы, в ситуации нынешнего восприятия следует особо отметить: это действительно дружба, без всяких модных нюансов.)
Многоликий хаос армейского мира здорово воплощен сценографом Александром Орловым. Металлические конструкции живо трансформируются то в казармы, то в кабинет врача, то в шумный бар, то в полигон или аэродром, с которого взлетает "настоящий" самолет, шумно вращая винтами. К этому режиссер добавляет некий брехтовский антураж с зонгами в исполнении примадонны (Наталья Ткаченко) и виртуозными джазовыми ритмами, стильно-стилизованными (автор музыки и песен - известный питерский бард Александр Дольский). Здесь все движется, вращается, открывается и закрывается, взмывает ввысь и падает на землю, визуально доказывая, что жизнь в американской армии бьет ключом.
Бьет, как принято говорить, по голове. По той, чья некстати подвернется. Больше всех достается честному сержанту Кингу (Николай Смирнов), под чье начало и попадает парочка не вписавшихся в положенные рамки новобранцев. Они то из лучших побуждений "сдают" его вышестоящему начальству, то умудряются напоить до потери пульса, то внезапно "воскреснут", едва не сорвав траурно-патриотическую кампанию генерала Буша (Сергей Русскин). В подобных ситуациях даже опытный Психиатр (Юрий Лазарев) готов сам сойти с ума, мечась по сцене и надрывно выкрикивая нечто нечленораздельное.
Причем вся эта суматоха виртуозно вписана Татьяной Казаковой в профессиональные сценические рамки. Здесь ничего не перехлестывает через край, а четкая логика постановки исполнена актерского темперамента и азарта. Так что зритель явно получает удовольствие, способен расслабиться и отдохнуть, но, оказывается, для этого совсем не нужны пошлые приемчики "ниже пояса".
В мае Театр комедии закроет очередной сезон и в течение следующего будет жить в кочевых условиях - основная сцена закрывается на длительную реконструкцию. Но хочется надеяться, что эти тяжелые времена пройдут без ощутимых потерь. В том числе и благодаря свежей актерской крови, которая этот коллектив подпитывает. Очень удачно, между прочим.



Вернуться к списку новостей

Генеральные партнеры

Информационные партнеры

Партнеры