Касса 312-45-55

Святое семейство

Альдо Николаи

Интрига пьесы знаменитого итальянского комедиографа Альдо Николаи « Святое семейство» закручена виртуозно и парадоксально. В надежде поправить свои сильно пошатнувшиеся дела семейка неудачников-гангстеров, промышлявших мелкими аферами, идет « на бол...

27

Сентября
19:00

Плотников Евгений Чем возмущается павлин?//ПравоИнформ. 2010. № 47. нояб.


1 Ноября 2010 Пресса о нас
По научной классификации, театры делятся на джинсовые и турнюрно-камзольные. В театрах остросовременных короли и королевы ходят в джинсах и трениках. В Академическом театре Комедии по акимовской традиции любят красочность исторических костюмов.
Сомерсет Моэм не забирается вглубь веков, но эпоха модерна тоже очень эффектна. И те, кто питают слабость к району Эшампле в Барселоне, плакатам Альфонса Мухи, получат на премьере в театре Комедии удовольствие. Художник Андрей Климов постарался усладить наш глаз как оформлением, так и причудливыми платьями. Впрочем, я не берусь прочертить грань между дамой из светского общества и опереточной дивой с перьями на макушке. По крайней мере, Татьяна Полонская, Наталья Андреева и Алиса Попова щеголяют в фантазийных туалетах а ля модерн с видимым удовольствием.
Однако театр Комедии не принадлежит к разряду молчаливо-многозначительных. Мимические действия на полчаса в духе Андрiя Жолдака для него неприемлемы. Театру нужна крпкая пьеса, лучше классическая. Опять же, по традиции Акимова, желательно с интригой. А кто более других способен к интриге? Конечно, женщина. Едва успев выпустить «Хитрую вдову» по К. Гольдони, театр призвал на сцену другую вдовушку. На сей раз англичанку миссис Дот (Татьяна Полонская). Независимо от национальности сценические вдовы норовят выйти замуж. Вокруг этого и крутится действие.
Если оставить в покое интернациональный мотив предприимчивых аппетитных вдов, в пьесе очевидны следы влияния Оскара Уайльда, точнее, выдающейся комедии «Как важно быть серьезным». Моэм за свои 92 года написал множество произведений в разных жанрах и стилях — мы знаем лишь малую часть. Но к Уайльду относился с особым пиететом. В театре Комедии пьеса «Как важно быть серьезным» живет довольно долго и успешно, но сейчас спектакль близок к завершению своего земного существования, и очевидно, что ему требуется замена. Полонская по Уайльду была «маленькой Сесили» — теперь стала зрелой Дороти. Хотя ту и другую объединяет упрямое желание, закусив губу, вздернув курносый носик, получить желанного мужчину и способность подчинить всех несгибаемой женской воле.
В отличие от Моэма и Уайльда, режиссер Вадим Данцигер с иронией относится к «дендизму», английским манерам, поэтому попытался придать комедии оттенок пародийности. Пока держат стиль и «спину» только Александр Васильев (респектабельный дворецкий Чарльз), Наталья Андреева (леди Зеленджер) и Валерия Киселева (Эмили Макгрегор). Пародийность сказывается и в шуточных дивертисментах на индийские и оперные мотивы (например, мужской балет с музыкой из «Травиаты»).
Главный герой Джеральд Гальстан (его и добивается Дороти) в исполнении Дениса Зайцева трогателен, нервен, временами самоотвержен, но слишком пытается быть смешным. Я слезно прошу молодого актера не прихахатывать после каждой остроты. Английский юмор флегматичен и не стремится к бурному веселью в зале. Драма британского джентльмена в том, что, будучи человеком порядочным, он не может не объясниться в любви девушке, женщине, оказавшись с ней наедине. Ведь она ждет! Объяснившись, надо жениться. Ужас (или счастье) в том, что на всех жениться нельзя! Вот Дороти и берет на себя обязанность стать навигатором Гальстана в море женщин.
Как известно, у самого Моэма были гендерные проблемы. У него, правда, случился один неудачный брачный эпизод. Как порядочный человек, писатель женился в год Великой Октябрьской социалистической революции, но вскоре охладел к жене и дочери. Последние десятилетия своей жизни Моэм обходился без лиц противоположного пола. Женщины Моэма всегда либо хитры («Театр»), либо подвержены тлетворному влиянию («Маг»). Закономерно, что в этой ситуации наиболее привлекательным в пьесе оказался Джеймс Бленкинсол, панически боящийся брака и подставленный Дороти в качестве наживки для неустойчивого, ревнивого Джеральда. Андрей Толшин (Джеймс) сыграл в театре немало ролей, но, пожалуй, только в нынешней премьере показал, на что он способен. Рядом с фигурами, слегка намеченными, Джеймс достаточно подробно прорисован, противоречив. Его переживаниям нельзя не посочувствовать. Что оригинально для комедии положений. В противовес рефлексирующему Бленкинсолу радуют ничего не соображающие молодые влюбленные Нелли и Фреди (Алиса Попова и Алексей Красноцветов). Дебютанты в этих ролях дурачатся и наивничают вволю.
Однако в постановке есть загадка, она меня до сих пор мучает. Между регтаймов и прочих танцев начала XX века постоянно врывался жуткий крик павлина, царствующего в изящно подстриженном английском саду. Когда герои комедии в финале благополучно совершили свои брачные глупости, из темноты высунулась морда (лицо) павлина. Птица надсадно закричала, широко разинув клюв. Чем павлин возмущался? От чего страдал? Вот бы узнать



Вернуться к списку новостей

Партнеры