Касса 312-45-55

Уловки Дороти Дот

Сомерсет Моэм

 « От женских чар можно спастись только в гробу» - это определение как нельзя лучше описывает темперамент и воинственную стратегию богатой вдовушки Дороти Дот, вознамерившейся во что бы то ни стало женить на себе юного Джеральда. Но Джеральд...

22

Май
19:00

МОИ ГОДА – МОЕ БОГАТСТВО. Рецензия Владимира Кантора на спектакль Театра им. Акимова «Сказки старого Арбата»//Невский театралъ.№5. май 2015


10 Май 2015 Пресса о нас
Придя в зал Театра Комедии на премьеру спектакля «Сказки старого Арбата», театралы со стажем удивляются. На сцене вместо жилища в духе советских 1970-х, где должен бы жить маститый московский кукольник Балясников, – распахнутые в сторону публики, словно большая книга, вполне современные огромные белые шкафы без дверец, изрешеченные полупустыми полками, сквозь которые просвечивает чернеющая пустота
Художник Александр Орлов, не изменяя своему стилю, вновь создал геометрически выверенное черно-белое пространство. Во время действия артисты «перелистывают» страницы этой декорации-книги, оказываясь, то в интерьере, то на крыше, то на лестничной площадке перед входом в квартиру. Редкие элементы быта теряются в пространстве шара-луны, жестяного треугольника крыши, прямоугольников и квадратов полок. Цветовую динамику спектакль добирает за счет ярких костюмов (художник Андрей Климов). Картину дополняют развешанные там броские постеры «Битлз», музыка которых сопровождает действие.

Виктоша (Елизавета Кузьмина) и Федор Кузьмич Балясников (Валерий Никитенко)Стиль Балясникова – Валерия Никитенко броский, «американский»: зеленая рубашка, красный шейный платок, большая пряжка и огромные клеши. Вместе с тем герой Никитенко наивный, добрый, напоминающий того самого сказочника из «Снежной королевы», в роли которого артист и прославился. Его Балясников – привыкший к успеху и вниманию пожилой человек, который впервые за свою жизнь оказался в отпуске. Он чувствует, что выброшен на обочину – телефонные звонки, в которых он представляется то Симоной Синьоре, то Эразмом Ротердамским, пафосные речи про то, что он был свидетелем всех знаковых моментов в истории страны и искусства в ХХ веке, не помогают. Вместе с таким же старым и одиноким другом Христофором (в исполнении Сергея Кузнецова) он отправляется гулять по Москве. Подвыпившие герои возвращаются домой вместе с подобранным где-то Толстячком (Алексей Макрецкий). Выслушав его мелодраматическую историю, проорав битловскую «Girl», они готовы разойтись по домам, но тут-то и начинается история. К ним заглядывает молодая ленинградка Виктоша (обаятельная Елизавета Кузьмина), вокруг которой и строится вся интрига арбузовской пьесы. В Виктошу влюбляются все – и старик Балясников, и его вспыльчивый сын Кузьма (его задорно, но не всегда точно играет Денис Зайцев), и иногда печальный Христофор. До водевильного абсурда эту комедийную историю доводит появление нелепого ленинградского женишка Виктоши – музыканта Левушки (Геннадий Блинов). Однако, несмотря на обилие открыто комедийных сцен, главной в спектакле остается лирическая тема, которую ведет Валерий Никитенко. Не столь важными и острыми становятся в этой постановке отношения Балясникова с сыном. Тема кукольника, для которого куклы важнее людей, так тонко и остро выписанная драматургом, практически отсутствует в «Сказках старого Арбата» на сцене Театра Комедии. Да, Балясников-старший не менее честолюбив, чем его сын. Но Валерию Никитенко интереснее в этой роли показать человека, впервые задумавшегося о себе с высоты прожитых лет, человека, вдруг ощутившего старость. Отсюда в его оптимистическом облике заметная неуверенность. Балясникову Никитенко много лет, и в его отношениях с Виктошей видны скорее отеческие чувства, чем любовь между мужчиной и женщиной. Ностальгия по былым временам, нежелание смириться с неумолимым течением времени, соревнование с молодостью, из которого опытный художник выходит победителем, после внезапного исчезновения виновницы всех перипетий пьесы – Виктоши – сменяется тихой грустью, спокойствием. Кажется, жизнь переворошили, и хоть итоги подвели, но позиций не сдали, просто расставили все точки над “и”. В финале на подмостках кроме основных персонажей появляются двое детей – то ли ожившие куклы, то ли метафора преемственности поколений. Старость – величина условная, пока в душе человек молод, полон творческих идей, упоен радостью, которую приносит жизнь.

Владимир Кантор
http://n-teatral.ru/numbers/nevskij-teatral-518-maj-2015/moi-goda-moe-bogatstvo/

Вернуться к списку новостей

Генеральные партнеры

Информационные партнеры

Партнеры