Касса 312-45-55

Голодранцы и аристократы

Эдуардо Скарпетта

Молодой маркиз Эудженио Фаветти мечтает жениться на юной балерине, дочери нувориша Семмолоне. Но гордец Фаветти-старший отказывается общаться с выскочкой-миллионщиком. И тогда Эудженио приходится нанять себе родню « голубых кровей» в трущоб...

24

Ноября
19:00

Сергей Русскин: «Все, что не любовь, - работа»//Петербургский телезритель.19.08.2015


19 Августа 2015 Пресса о нас
22 августа петербургский актер Сергей Русскин отметит 60-летие. Он много снимается в кино, ведущий актер театра Комедии имени Н.П. Акимова. Уже второе десятилетие выходит на сцену в заглавных ролях в спектаклях «Тень» и «Доктор философии».
А недавно отметил 20-летие культовый фильм «Особенности национальной охоты», который сделал «наутро» знаменитыми нескольких актеров, в том числе и Сергея Русскина (там он Серёга, Сергей Олегович Савенко). Артист рассказал о новых ролях, о том, что думает о своей профессии и увлечениях.  
Каждый день неповторим  

- Сергей Викторович, каким будет ваш юбилейный вечер? Готовите ли спектакль-бенефис?
 

- Я против юбилейных вечеров, никогда не отмечаю даты. Для меня каждый спектакль – юбилей. Каждый раз нужно завоевывать зрителя, и никакими наградами, почестями, славой не застрахуешь себя.   Когда у человека жизнь рутинная, тогда для него важны какие-то даты. А для меня каждый день неповторим. Я живу в веселье и не нуждаюсь в «специальном» празднике.   Что касается бенефиса, сегодня это слово считается патриархальным, в России бенефисы потеряли свою историческую ценность. Я никогда не просил ролей, ни к датам, ни к будням. Сейчас репетирую пьесу Евгения Шварца «Дракон», спектакль ставит наш художественный руководитель Татьяна Казакова. Она сказала, что на меня возложена ответственная задача – сыграть народ.  

- Что же это за роль вам досталась?
 

- Я играю садовника, которому принадлежит главная финальная фраза пьесы. Спектакль про то, как народ безмолвствует, попустительствует власти. Людям безразлично, что происходит наверху, они живут тихой-мирной жизнью, думают только о себе, о своем благополучии. Главная ценность – «бабки».  

- Считается, что юбилей побуждает к воспоминаниям, к подведению итогов…
 

- О, не дай Бог! Какие итоги? Итогом всей нашей жизни является смерть, и то, как вы будете умирать – и есть главный экзамен. Я, например, живу в такой установке. Жизнь – это тренинг к полету души в момент смерти.  

- Вы не разочаровались в актерской профессии?
 

- Я как раз недавно говорил с нашим руководителем Татьяной Сергеевной Казаковой о том, что глубоко разочарован в театре. У нее установка оптимистическая, у меня – пессимистическая. Театр превратился в балаган, в развлечение, потребительство, исчезла духовная составляющая. Зрители приходят расслабиться, отдохнуть, что ужасно – «поржать». Нет работы души, сознания, мысли. Мы заложники того, что происходит в масс-медиа, они диктуют человеку идеалы, способ поведения: надо много зарабатывать и тратить деньги на свои удовольствия.  

Мои герои
  - А что для вас работа в кино?  

- Кино – это деньги и популярность. Без этого, к сожалению, сегодня нельзя. На зарплату, которую мы получаем в театре, прожить трудновато. А не будешь известным, медийным – затопчут.  

- Где вы недавно снимались?
 

- В полнометражном фильме Ольги Ланд «Вызов» мне досталась роль директора кладбища, в «Улицах разбитых фонарей» (15-й сезон) – извращенца и главного подозреваемого в убийствах проституток. В сериале «Рожденная звездой» сыграл генерала КГБ, а в четырехсерийной картине «Ромео и Джульетта холодной войны» - директора театра. Вот такой получился диапазон, и он с каждым годом расширяется. Далее жду черта и ангела.   На мою фактуру и возраст очень трудно найти главную роль. Я же не «герой». Не отказываюсь ни от каких ролей, даже если предлагают всего один съемочный день. Это ведь постоянная практика. Только снимаясь, можно быть в форме киноактера. В театре главное – репетиции. В кино же, если ты будешь годами ждать своего режиссера, и когда встреча, наконец, случится, а ты не в форме, то с тобой никто возиться не станет. Там все надо быстро делать. Надо знать, что такое свет, «чувство камеры», правильный ракурс, планы – общий, крупный, средний. Это другой вид искусства, там нужны навыки. В театре ты чувствуешь зал, а в кино должен чувствовать камеру, тут ты играешь микронами глаз.  

Инженер, режиссер, актер
 

- Как получилось, что вы родились в Польше?
 

- Мой отец был военнослужащим. Через полтора года мы переехали в Одесскую область, потом в Кишинев, и пошло-поехало… А с 20 лет я живу в Петербурге.  

- Можно сказать, уже петербуржец?
 

 - Не считаю себя петербуржцем. У меня для этого недостаточно культуры. Петербуржец с молоком матери получает культуру, способ мышления, обхождения, отношение к миру, к людям, с рождения впитывает трагедию трех революций, блокаду, знает цену жизни, понимает, насколько она священна. Здесь нужно именно родиться.   Другое дело, что я учился в ЛГИТМиКе, в мастерской великого Товстоногова. У нас были педагоги высочайшего уровня. Я никогда не прогуливал лекций, понимал, что недостаток культуры надо возместить вторым образованием. Сначала я окончил Кораблестроительный институт, куда поступил, можно сказать, случайно.   А в актерскую профессию я пришел через огромные жизненные волнения и опыт, через преодоление своих комплексов. В юности у меня были большие комплексы маленького человека. Я считал, что быть артистом настолько значимо и невозможно для меня, что даже не мог решиться перешагнуть порог ЛГИТМиКа – так трепетно я относился к этому вузу.  

- Вас приняли с первого раза?
 

 - Да что вы! Я четыре года поступал на актерский – и всегда проваливался. Восемь лет учился в Кораблестроительном и каждый год поступал в театральный. Это такие муки, когда человек не на своем месте. Только благодаря Наталье Георгиевне Беловой, замдекана приборостроительного факультета, меня не отчислили. Она просто за уши тащила меня на зачеты-экзамены. Меня выгоняли, я несколько раз брал академический отпуск, но институт все-таки закончил. Утром защитил диплом в Корабелке, а вечером в качестве актера вышел на профессиональную сцену Молодежного театра на Фонтанке. Ни дня инженером не проработал.  

- А в какой роли вышли?
 

 - Народоволец в спектакле «Если иначе нельзя».  

- Но учились-то вы на режиссера. Спектакли ставили?
 

- Конечно! Сначала – дипломные, потом - в театре «Перекресток». Но длилось это недолго. Режиссура ушла, потому что у меня оставались комплексы необразованности, не было такого интеллекта, культуры, какие должны быть, как я считаю, у режиссера. Я боюсь ответственности режиссера перед актерами, я трус. Меня часто упрекают в самобичевании, заниженной самооценке. На самом деле, тут другое – рефлексия, самоанализ. Актер – это колоссальная ответственность. Спектакль – это кредит времени, который зритель дает тебе, и если ты его время используешь неправильно, то являешься вором. А что значит «неправильно»? Ты его просто развлекал, не дал ему возможности очистить душу, чувства, не подверг катарсису. Он вышел после спектакля из зала и тут же забыл, что видел.  

На велосипеде
 

- У вас есть любимая дача?
 

- У меня нет ни дачи, ни машины. Только велосипед.

 - Правда, что и в театр вы - на велосипеде?  

- Да, 20 минут от дома. Водить машину я не способен, это не для моей психофизики. Равно как и дачу содержать. Не могу этим заниматься. И не хочу лишний раз встречаться с органами правосудия (ДПС, например).  

- А как вы отдыхаете?
 

- У меня нет таких понятий, как «отдых», «отпуск», «свободное время». Для меня вся жизнь – это сплошной отдых. Мне просто нравится жить. Профессия для меня – не труд. Там, где нет любви, там работа. Не понимаю людей, которые говорят: «Мне скучно» или «Я так одинок!» Мое любимое занятие – чтение. Обожаю одиночество. Это для меня выход в космос. А на земле, бывает, не с кем поговорить.   

- Как  относитесь к охоте, рыбалке?
 

- Я уже наохотился и нарыбачился в кино! Профессия актера уникальна. У нас есть возможность прожить огромное количество жизней. И где только не побывать. Меня, например, везут в Чехию или Венгрию, и я там снимаюсь, а в свободное от съемок время гуляю, смотрю достопримечательности.    

Беседовала
  Светлана Мазурова    

Интересные факты
  Сергей Русскин – заслуженный артист России. В театре Комедии им. Н.П. Акимова служит с 2002 года. Занят в спектаклях: «Тень», «Доктор философии», «Сплошные неприятности», «Визит дамы».   10 лет играет роль Порфирия Головлева в спектакле «Господа Г.» в театре "Русская антреприза" им. Андрея Миронова. В 2005 году награжден за нее премией «Золотой софит».   Фильмография: «Особенности национальной охоты», «Особенности национальной рыбалки», «Особенности национальной политики», «Операция «С Новым годом !», «Стая», «Азиат», «Террористка Иванова», «Человек создан для любви», «Ленинград-46».   Снялся примерно в 150 фильмах.

Вернуться к списку новостей

Партнеры