Пропуск в мир Комедии АБОНЕМЕНТЫ Касса 312-45-55

Малыш и Карлсон

Астрид Линдгрен

Инсценировка Сергея Романюка

    История всем знакома. На самой обыкновенной улице, в самом обыкновенном доме живёт самая обыкновенная семья: папа, мама и трое ребят, один из которых Малыш.
    &...

25

Май
12:00

Двойная игра


20 Октябрь 2023 Пресса о нас
В репертуаре театра Комедии имени Н. П. Акимова, есть такие ее постановки, которые смотришь на одном дыхании, как будто и не прошло много лет со дня премьеры. И радуешься, что зрительный зал заполняют бесконечные толпы народа, и люди эмоционально, в едином порыве реагируют на происходящее на сцене. Один из примеров – гоголевские «Игроки».
Все фотографии ()     Шестнадцать лет назад, в далеком 2007 году Татьяна Казакова поставила эту пьесу со своими учениками. Спектакль шел в музее Достоевского, потом обосновался в театре Комедии и до сих пор там идет.

     Азартная игра картежников таит в себе неожиданные повороты. Разве мог подумать Ихарев, что в захудалой провинциальной гостинице его объегорит тройка шулеров? Его, художника и поэта карточной игры, который так мечтал «обмануть всех и не быть обманутому самому», обведут вокруг пальца, как мальчишку?! Веселая компания во главе со Степаном Ивановичем Утешительным представится ему друзьями и сообщниками по коварному ремеслу, а потом укатит в неизвестном направлении с его деньгами. Тема обмана и наживы актуальна во все времена. А если обман еще и талантлив, и принимает артистические формы, да еще сдобренные мастерством высшего класса…

     Актеры театра Комедии в образах героев Гоголя не уступают им ни в азарте, ни в таланте, ни в мастерстве. Гениальная драматургия позволяет артистам раскрыться по полной. На сцене идет захватывающая двойная игра – картежников с подставными лицами и актеров труппы Казаковой.

     Ихарев в исполнении Дениса Зайцева – холеный господинчик с бакенбардами, важной походкой и лихорадочно блестящими глазами. Он похож на фантастического гоголевского чиновника из Nского департамента, который мечтает дорваться до места в департаменте петербургском. Но у его горячечного взгляда совсем другая причина. Ихарев одержим карточной игрой. Одна мысль о том, что он способен обчистить новых знакомых, волнует его настолько, что он не может думать ни о чем, кроме карт. Вдобавок ко всему с ним всегда его заветная колода, которую он лелеет и называет человеческим именем Аделаида Ивановна. Впрочем, герой Зайцева всячески пытается скрывать свою пылкую натуру. Он придерживается золотого правила: во время игры надо обязательно сохранять хладнокровие – только тогда со своим увлекшимся партнером можно делать что угодно. Кажется, это правило из игры он перенес в жизнь. Можно подумать, что это очень серьезный господин, если бы не возбужденные глаза, которых не скроешь даже очками! 

     Полная противоположность Ихарева – Степан Иванович Утешительный (Александр Матвеев). Обманывая других, он хочет произвести впечатление открытого человека и пускает в ход свое обаяние. И делает он это мастерски, так что и не заподозришь ничего странного. Участливый взгляд, видимость заботливости и внимания к людям Степан Иванович создает на самом тонком уровне. Изящное движение – нет, не поклон, это было бы слишком, – просто такое движение, как будто он тянется к собеседнику, чуть-чуть, слегка, без какого бы то ни было нажима. Улыбка – абсолютно естественная, очаровательная и действительно располагающая к себе. Порой даже хочется поверить герою Матвеева. Можно понять Ихарева, который купился на его мнимую доброжелательность. Веришь и в то, что Утешительный мог ввести в заблуждение мошенника такого высокого класса, как Ихарев.

     Не раскрывают свои карты и дружки – шустрый Пётр Петрович Швохнев, с готовностью поддерживающий светскую беседу (Платон Побегайло), и неторопливый, но деловитый полковник Кругель с трубкой во рту (Михаил Сливников).

     Александр Корнеев играет в спектакле целых три роли: трактирного слугу Алексея и двух подставных лиц, которых наняла троица картежников, чтобы обмануть Ихарева. Корнеев умеет перевоплощаться до неузнаваемости, поэтому Казакова иногда дает ему в своих постановках больше одной роли. Подставных – помещика Глова и чиновника Замухрышкина – актер играет гротескно и смачно. Корнеев, которому еще нет и сорока лет, виртуозно изображает дряхлого старика Глова, задыхающегося от кашля и с трудом передвигающего ноги. Но самая лучшая его роль в «Игроках» – это Псой Стахич Замухрышкин. Изворотливый чиновник бросает опасливые взгляды на картежников и для храбрости быстро заглатывает содержимое протянутой ему рюмки. Замухрышкин – плоть от плоти персонаж комедии масок. Когда видишь Корнеева в этой роли, невольно вспоминаешь Аркадия Райкина. А если знаешь, что это один и тот же актер, начинаешь фантазировать: а вдруг Глов и Замухрышкин – это один и тот же персонаж, который выдает себя за разных людей?

     Хочется сказать о художнике Стефании Граурогкайте, оформившей спектакль. На черном ночном фоне сюртуки картежников разных цветов – красный, зеленый, коричневый с малиновым оттенком – выглядят очень экспрессивно. Это впечатление усиливает пластика артистов. Создавая костюмы к «Игрокам», художница великолепно передала стиль эпохи. При всем минимализме декорации предметы, задействованные в спектакле, тоже выразительны. Например, мутное зеркало в захолустной гостинице, в которое смотрится Ихарев. Или карты, с которыми актеры время от времени по ходу действия показывают фокусы, подчеркивая игровую природу происходящего.

     Конечно, Ихарев и его мнимые товарищи – люди одной породы. Все они жулики, каждый из них мечтает обобрать другого. Но если веселая троица в конце концов преспокойненько исчезнет, то Ихарева, когда он поймет, что произошло, накроет беспросветное отчаяние. Всё полетело к чертям – и обчистили, и надули, и дружба оказалась липовой. В финале спектакля бедняга издаст пронзительный крик, полный ужаса и тоски. В пылу увлечения своим любимым занятием он поверил мошенникам, которые казались такими приветливыми, почтительными…

     После аплодисментов и поклонов зрители выходят из зала благодарными. Это чувство они испытывают к артистам, которые притворились другими людьми. Ведь это совсем другой обман – сценический. Тот самый, о котором актеры говорили очарованному зрителю в песне Юлия Кима: «Приходи – мы еще раз обманем. Ты умеешь поверить в обман!..»

ЖУРНАЛ «ТЕАТР+», октябрь 2023
Автор: Татьяна Назарова 

Вернуться к списку новостей

Генеральные партнеры

Информационные партнеры

Партнеры

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!