Пропуск в мир Комедии Касса 312-45-55

Аленький цветочек

Сергей Аксаков

Волшебное представление по мотивам  всеми любимой сказки Сергея Аксакова « Аленький цветочек» поставил  главный режиссёр театра кукол-марионеток им Е.С. Деммени   Эдуард Гайдай. Каждый раз,  выпуская новую работу, он соверш...

4

Декабрь
12:00

Мазурова С. Старая-старая сказка: "Тень" появилась в Ленинграде 70 лет назад // Российская газета. 2010. 2-8 дек.


2 Декабрь 2010 Пресса о нас
5 декабря Театр комедии имени Н.П. Акимова сыграет 100-й спектакль «Тень» в режиссуре Татьяны Казаковой и отметит 70-летие существования пьесы Евгения Шварца в своем репертуаре. Для акимовцев «Тень» - что «Чайка» для мхатовцев или «Принцесса Турандот» для вахтанговцев – своеобразная визитная карточка, гордость труппы.
Все фотографии () «Тень», одну из лучших своих пьес-памфлетов, драматург Евгений Шварц написал специально для Николая Акимова. Выдающийся режиссер и художник впервые поставил «сказку для взрослых»  на сцене Комедии в 1940 году. Прекрасная история об Ученом, который приехал в волшебную страну, чтобы сделать людей счастливыми, но вынужден бороться со своей коварной Тенью. Основные роли исполняли Эраст Гарин, Елена Юнгер, Лидия Сухаревская, Борис Тенин, Александр Бениаминов, Ирина Гошева. Жизнь «Тени» прервала война. В 1960 году Акимов снова поставил пьесу. В пору хрущевской «оттепели» спектакль стал жестче и динамичнее. Актерский состав сменился, лишь Бениаминов по-прежнему играл Министра финансов. Третье рождение «Тени» состоялось в театре в 1984 году – в мизансценах и декорациях Акимова и в режиссуре Юрия Аксенова. Этот вариант прожил на сцене почти 18 лет. Художником выступила Марина Азизян, одна из любимых акимовских учениц, она создала костюмы еще для одной «Тени» - известного фильма Надежды Кошеверовой.
 
Художественный руководитель Театра комедии Татьяна Казакова поставила «Тень» в 2003 году. Это не реконструкция легендарного спектакля, а уже новая версия, она посвящена памяти Акимова.

- Сегодня театр, который построил Николай Павлович Акимов, бережно хранит «старую-старую сказку», - рассказывает Татьяна Казакова. - И новое поколение артистов произносит старый текст, и новое поколение зрителей всерьез сопереживает героям. Нам дорого это сопереживание. Жанр сказки исчезает, и остается смысл, сопричастный сегодняшнему времени. Каждый сезон мы открываем спектаклем «Тень» - в память об основателе театра, в память о спектакле, определившем творческое лицо и судьбу театра.

Нос в муке, корзинка в руке

Народная артистка России Вера Карпова служит в Комедии 55-й сезон. В постановке 1960 года молодая актриса исполняла роль Аннунциаты.
- Когда я получила эту роль, то растерялась: с одной стороны, какая-то служанка, но с другой, - ее играла Ирина Гошева, легенда Театра комедии, настоящая лирическая героиня (ее потом «умыкнул» во МХАТ Немирович-Данченко). Таких данных у меня, инженю, не было. С первой репетиции роль пошла сложно. И вот Николай Павлович приносит эскизы костюмов. Я пытаюсь сказать, что Гошева… И слышу: «Никогда не обращайте внимания на то, кто, что и как играл до вас. Гошева – «прозрачная слеза», вы - озорница, совсем дитя, да еще и дочка людоеда. И время сейчас другое». Мне дали в руки тяжеленную корзинку. «Чем больше корзинка, тем более маленькой и хрупкой кажетесь вы! Это так трогательно», - объяснил Акимов.
Я мучилась с гримом, мне хотелось быть красивой, а Николай Павлович сказал: «Не наводите никакую красоту. Надо сделать щечки румяными. Аннунциата ведь крутится на кухне, она девушка не голодающая». Он ткнул пальцем в белую краску и поставил мне большую плюху на нос. Вроде бы и мука, и чуть-чуть клоунства появилось. Только из уст такого существа могли звучать абсурдные монологи о королях и государственной кухне. Непредсказуемые акимовские мизансцены.
Особенностью этого спектакля, конечно, было присутствие в нем двух замечательных артистов, уже ушедших из жизни: Геннадия Воропаева (Ученый) и Льва Милиндера (Тень). Мне вспоминается фраза Пушкина о Гоголе: «Какой прекрасный сон удалось мне видеть наяву!» Какой прекрасный сон испытали мы, репетируя с Акимовым и сыграв потом почти триста раз любимый спектакль. Это был подарок судьбы. Роль Аннунциаты живет со мной до сих пор. Иногда играешь уже возрастную роль и вдруг чувствуешь, что возникают интонации из «Тени», моей Аннунциаты – чистого человека, светлая нота героини, соединение сказочности с бытом, с абсурдом. А эскиз костюма Аннунциаты висит у меня дома на стене. Без него свою комнату и не представляю.

В парике от Бениаминова
 А вот что рассказал о спектакле народный артист России Михаил Светин:
- Роль Министра финансов я играю с 1984 года, с постановки Юрия Аксенова. Конечно, с перерывом, но он был небольшим, когда спектакль в театре не шел. И все 100 спектаклей «Тени» Татьяны Казаковой я выхожу на сцену. В очередь со мной никто и никогда Министра финансов не играл. Хотя за это время было много замен, вводов, вторых составов в небольших ролях, да и роль Тени играли разные артисты – Артур Ваха, сейчас – Сергей Русскин, а у Аксенова – Виктор Гвоздицкий.
Когда Татьяна Казакова предложила мне ту же роль, я с удовольствием согласился. Это настолько мой человек, моя роль! Но в первом варианте, аксеновском, моя роль значительно больше. Теперь же у меня меньше текста, меньше действия. Но все равно меня бросают на пол, волокут под руки, я прыгаю, падаю, танцую.
В старом спектакле у меня были замечательные партнерши, исполнявшие роль певицы Юлии Джули – Людмила Вагнер, Ирина Цветкова. Сейчас эту роль классно играет Наташа Андреева, все 100 спектаклей. По-моему, у нас с ней прекрасный дуэт. Очень смешная сцена, эксцентричная, фарсовая. Мне такие только подавай! В зрительном зале веселятся, всегда гремят аплодисменты, а мы кайфуем. Мой министр влюблен. Моя молодая партнерша вдохновляет меня на это. Спектакли, где нет любви, я даже не хочу играть!
Я не видел постановку Акимова, но кое-что оттуда утащил. Роль Министра финансов играл Александр Бениаминов. Очень популярный артист, на него, говорят, хорошо ходили. У Бениаминова была совершенно гениальная придумка, которая мне понравилась и я взял ее себе, не постеснялся. Это смешной парик из картона – лысина, перевязанная лентой. И клеить ничего не надо. Картон твердый, по нему можно было постучать, как по дереву. Гримироваться я не люблю. Такой лысины у меня нет. Я нахлобучивал этот парик, словно фуражку, хлоп – и все. Так и вылетал на сцену с лентой в аксеновской «Тени». В спектакле Казаковой мой министр немного изменился, носит другой костюм. Он не лысый, а, наоборот, даже с завитушкой. А вот ватную «толщинку» на живот я надеваю всегда: как начал в 1984 году, так и продолжаю сегодня. Пока не дождусь своего жирка.



Вернуться к списку новостей

Генеральные партнеры

Информационные партнеры

Партнеры