Пропуск в мир Комедии Касса 312-45-55

Визит дамы

Фридрих Дюрренматт

Скоростные поезда давно не делают остановку в обнищавшем городишке Гюллене, тихо умирающем где-то в Центральной Европе. Но однажды раздается роковой скрип тормозов – и на перроне появляется эффектная гостья, знаменитая миллиардерша Клара Цаханес...

17

Август
19:00

Татьяна Казакова: «Зритель хочет праздника» 2009.


1 Сентябрь 2009 Пресса о нас
Художественный руководитель театра Комедии считает, что настоящие спектакли должны рождаться годами. Татьяна Казакова руководит театром почти 15 лет. Срок немалый для того, чтобы выработать свою стратегическую линию, репертуар, чтобы приучить зрителя к новому видению, почерку, держать интерес к театру.
Все фотографии () Как удается решать эти непростые задачи, наш разговор с Татьяной Сергеевной.
- Внутренняя атмосфера нашего театра или, как говорят, аура хорошая. Но есть серьезные проблемы, связанные с театральной ситуацией в стране в целом, - с проблемой творчества.  Изменилось отношение к театру, он перестал быть домом, творческой лабораторией, прежней сосредоточенности на театральном процессе нет даже у старшего поколения. Актеры сегодня живут вширь, а не вглубь, стараются успеть  везде – и здесь, и там. Особенно тревожат молодые, - они не знают, что еще не до конца состоялись как артисты, многого не понимают и не умеют. Побеждают меркантильные интересы, надо  засветиться в кино, где только и можно заработать серьезно. Репертуар приходится составлять с учетом репертуара других театров. Раньше и помыслить было нельзя, чтобы артисты  одновременно работали в нескольких театрах. Вспомните, как Товстоногов категорически запрещал своим артистам подобные ___, он требовал, чтобы все присутствовали на репетициях даже тех спектаклей, в которых не  заняты – это был постоянный тренинг, этому посвящалась вся жизнь. Сегодня время изменилось, и невозможно сказать это плохо или так не должно быть – это есть – это наше сегодня. - Но ведь в Америке и Европе другая система – там спектакли делаются за полтора-два месяца, и показываются, пока зритель не насытится. Главное, сделать беспроигрышную постановку. Вы не собираетесь перейти на этот метод? Силы у вас в театре сегодня собрались хорошие, актеры интересные – и молодое поколение, и опытные мастера классической школы. - Мы знаем о западном опыте приблизительно. Это другая жизнь. Брать это за критерий, значит окончательно уничтожить то, что у нас еще сохраняется как театральная традиция – это будет катастрофой – потом ничего не возродишь. Разрушение стационарного театра это как разрушение фундаментальной науки у нас в стране, какого будущего мы можем ожидать? Наоборот. На Западе на нас смотрят с завистью, что у нас постоянная труппа, существует преемственность поколений, мы работаем в собственном здании. … Жизнь бегом ничего хорошего не может дать. Думаю, в этом особый смысл: спектакль должен сочиняться не вдруг, роль вынашиваться долго, и все придумываться постепенно.
- У вас в труппе много молодых артистов, вот вы заняли их в «Игроках» по Гоголю. Работу очень хорошо приняли в Хельсинки, вам даже, кажется, сделали предложение приехать в Финляндию с этим спектаклем еще раз? Не собираетесь открыть экспериментальную сцену?
- Спектакль «Игроки» показал действительно, что хорошо бы иметь малую сцену. Артисты не занятые в репертуаре по тысяче причинам, могли бы существовать творчески, делать камерные постановки, моноспектакли. Но у нас , к сожалению, нет  помещения . Скорее всего, все  постановки малых форм мы сможем осуществлять только на сторонних площадках. - Выделяете работу с молодыми актерами как особое направление театра? - Наверное, это будет громко сказано – направление. Но молодых надо обязательно поддерживать. Силы у них хрупкие, они быстро ломаются. Кино молодых актеров  выбирает рано и меняет к худшему – появляется апломб, амбиции, другими словами, рано  кружится голова. Надо помнить, что артист становится артистом в течении долгих лет, думаю, лет 10-15  ,  и точно это время нельзя предсказать. Его надо пережить. Только время проверяет, а артист ли ты, можешь ли ты этим заниматься, можешь ли ты сосуществовать с другими людьми в профессии; правильно ли, что работаешь в этом театре. Но главная забота – отсутствие идеи театра. Понимание морально-нравственных основ театра, его назначения! Служение театру – вот что отсутствует, вот в чем беда.
- По какому принципу вы как худрук выбираете пьесы? Почему возникает тот или иной автор? Есть ли нацеленность на современную драматургию, которой в афише театра явно не хватает?
 - Современной драматургии почти нет; «чернухи» наелись, а    серьезных.настоящих вещей нет. Откровенную пошлость не хочется ставить, хотя, страшно говорить, сегодня она делает аншлаги; но брать такие пьесы - это значит не уважать себя, людей, делать деньги ради денег. Спасает классика. Выбор пьесы – вопрос очень непростой .Сложно ставить то, что мне хочется, я люблю серьезные пьесы, а публика в нашем театре не хочет смотреть серьезные вещи – время такое. Наши зрители хотят праздника, радости, позитива – хотят вздоха. - Почему вы взяли сегодня для постановки автора XVIII века
- Гольдони, да еще совершенно неизвестную его пьесу «Хитрая вдова»?
 -Гольдони выбран именно потому, что отсутствуют современные комедии. Гольдони – это всегда игра, всегда праздник театра. Итальянцы очень близки нам, мы похожи как народы. У него всегда в пьесе характеры и простые истины, которых нам так не хватает в наш агрессивно-рациональный век. И как большой художник, Гольдони разный в своих пьесах.
 - Что впереди?
 - Будем ставить Мольера «Школу жен», Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели». Но в связи с кризисом, когда финансирование идет тяжело, мы не можем планировать какие-то еще постановки.
 - Какие проблемы в последнее время особенно ярко проявились в театре Комедии?
 - Отсутствие среднего поколения актеров (и это проблема страны) . Есть молодые и старики. А середины – нет. И поэтому трудно выбрать ту пьесу, которую хочется. Трудно рассчитывать на приглашенных режиссеров, которые сначала дают согласие работать, а потом другие приглашения, другие деньги меняют их планы. А еще очень трудно удержать планку, которая должна определять комедию как жанр высокий. Жанр этот коварный. Актерам важно вызывать смех в зале. И когда его вдруг нет, им кажется, что они плохо играют. И тогда они начинают наигрывать, комиковать, а это уже дурной вкус. Зритель иногда должен и погрустить, и подумать о чем-то важном для себя. Ведь театр это все-таки не цирк.
 - В ваших спектаклях актер может строить образ, как он его видит?
 - Как правило, я  даю право выбора, предлагаю в одном случае сделать по-моему, в другом так, как хочет актер. Выбираем лучший вариант. Но вообще я диктатор, как любой режиссер. Мне важно донести актеру сверхзадачу, идею, и на первых порах я разбираю роль с каждым отдельно, с каждым,  для каждого я провожу линию роли, чтобы у него было представление, куда и как идти. Трачу огромное количество времени на это, но я уверена, что актер должен осознанно вести свою роль, прочувствовать все тайные заложенные смыслы и максимально выложиться в своем персонаже. Думаю, в этом и заключается главная задача искусства.
Беседовала Елена Добрякова    



Вернуться к списку новостей

Генеральные партнеры

Информационные партнеры

Партнеры

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!