Пропуск в мир Комедии АБОНЕМЕНТЫ Касса 312-45-55

Доктор философии

Бранислав Нушич

Дом состоятельного банкира Животы – настоящий храм бизнеса. Массивные колонны, павлин в золотой клетке и диплом доктора философии на имя сына Животы – в золотой рамке под стеклом. Проблема в том, что образование и диплом получил не обая...

23

Июль
19:00

Елена Руфанова. Вечные темы Карло Гольдони//Театральные вести. 2009. нояб. № 2.


1 Ноябрь 2009 Пресса о нас
Петербургские театралы ценят светлый, нежный дар актрисы Елены Руфановой. Как пленительно изящество е6ё героинь, их трепетная женственность: то с толикой лукавства прелестной кокетки, то с не сразу ощутимым драматизмом и сокрытой за флёром легкомыслия печалью, что завораживает встречных бережно хранимой тайной пережитого.
Все фотографии () Кого бы ни играла  Руфанова – акробатку в фильме «Весёлые похороны», Еву Браун в кинокартине «Молох», принесшей ей мировое  признание, или же милейших чудачек, лелеющих свои чудесные фантазии в спектаклях театра Комедии имени Н. П, Акимова – её героини вновь и вновь заставляют публику изумляться прихотливыми переливами женской души, томимой тревожным предчувствием грядущих перемен. Свою галерею чаровниц Руфанова украсила светоносным образом Розауры в премьерном  спектакле «Хитрая вдова» по комедии Карло Гольдони, даруя новый повод для раздумий о загадках, которыми полна любая женская судьба, особенно в спектаклях Татьяны Казаковой.

- Чем дорога Вам героиня нового спектакля Татьяны Казаковой «Хитрая вдова»?
- Роль Розауры –не просто главная роль. Это роль огромная, требующая большой отдачи - душевной и физической. Сложность – в стремительной смене эмоциональных состояний. Особенно во втором акте, где, желая проверить искренность и серьезность намерений своих женихов, Розаура переодевается в самых разных женщин. Когда я, актриса Лена Руфанова выхожу на сцену как Розаура, наряженная иностранкой, преображаясь не только внешне, но и внутренне, непросто показать моменты, где сквозь образ испанки или француженки проглядывает Розаура. И как при этом держать некий третий план, придуманный мной как актрисой, создавать насыщенный  коктейль из театральной игры, прихотливых перепадов женских эмоций, драматических обертонов чувств – это так трудно и вместе с тем необычайно интересно.

Розаура долго сомневается, взвешивает, размышляет, кого же ей выбрать, кого предпочесть. Зная, что избранник её любит и только ей он верен, хотя ревнив и груб, заявляет: «Я отдаю вам руку, но сердце моё еще нужно заслужить». Сам спектакль мне гораздо интересней, чем пьеса Гольдони. В трактовке Татьяны Сергеевны главной темой этой постановки стала тема любви, преданности, верности… Что ищет человек в жизни и что, в конце концов, выбирает: материальное благополучие или взаимопонимание, доверие к тому, кто рядом.

- Роли, сыгранные Вами в театре Комедии впечатляют – Вы дебютировали здесь как Маджери в «Деревенской жене» У. Уичерли, потом сыграли Принцессу в «Тени» Е. Шварца, Эуджению во «Влюбленных» К. Гольдони, и вот теперь Розаура…
- Мне видится некая схожесть между «Влюбленными» и «Хитрой вдовой», хотя у этих гольдониевских героинь исходные позиции в пьесах различны. Эуджения – ещё совсем юная девушка, впервые испытавшая любовное чувство. И нельзя сказать, что Розаура – повзрослевшая Эуджения. Ведь Розауру, не спросив, без её согласия, по воли отца выдали замуж за старика.  И ей, ещё молодой женщине, пришлось через многое пройти, ухаживая за вздорным, больным человеком. Когда же он умер, она стала богатой вдовой, знающей цену мужским нравам. А Эуджения живет сердечными порывами, свершает поступки, продиктованные пылким чувством любви. И ей еще не хватает ни опыта, ни ума, чтобы понять любимого: что ей надо бы где-то стать хитрее, где-то мягче.  Она сноровиста, как молодая, необъезженная кобылка - Розаура же готова продолжать учиться,  приспособиться к жизни, не ломая себя.

- А в себе, работая над этой ролью, Вы что-то новое открыли?
- Быть может, что я ещё готова учиться и могу учиться. Приняв, осмыслив и прочувствовав самую жёсткую задачу режиссера, сделать её неотъемлемым свойством натуры своей героини.

- В ходе репетиций сколь ощутима была помощь партнеров?
- С Мишей Разумовским мы уже работали, и нам не требовалось добиваться расположения друг друга. А вот остальные партнеры новые – и Саша Степин, и Боря Хвошнянский и Володя Миронов -  все разные, каждый с индивидуальной манерой работы над ролью, своим способом существования на сцене. Приятно, что мы смогли легко и быстро наладить контакт, который стал для всех плодотворным.

- Работая над классической пьесой, Вы обычно стремитесь играть исторический персонаж, или Ваши героини существуют вне времени?
- Пьесы Карло Гольдони удивительно театральны, в них немало условности, парадоксальных аллегорий. Ведь трудно в обычной жизни представить, чтобы молодая женщина вдруг переоделась, а  её бы не узнал ни один из мужчин, с которыми она вчера разговаривала (хотя и в наши дни девушки тоже часто придумывают весьма хитроумные способы проверять своих возлюбленных – Гольдони в этом вполне современен). Но разве люди меняются в главном? Любовь, дружба, преданность – вечные темы. Люблю или нет. Верен или нет. С одной хочу быть вместе всю жизнь или ежедневно вдохновляюсь новой. Такие взгляды были у мужчин и  женщин и в XVIII веке, и в XX, такими остануться и в ХХV.

- Какие же героини Вам близки сейчас?
- Конкретных персонажей нет. Хотелось бы сыграть какую-то камерную историю, быть может моноспектакль… но пока такой пьесы в моей жизни ещё не возникло. А было бы интересно поделиться  своими размышлениями о пережитом, об одиночестве всех нас... Меня также увлекает мысль о возможности сыграть в музыкальном спектакле. Ведь я закончила курс Игоря Владимирова и мы много пели, танцевали в студенческих спектаклях.

- Вы не пытались воплотить свои творческие мечты в антрепризных проектах?
- Мне бы и хотелось пойти в антрепризу, но не ту, что приносит артисту лишь неплохие деньги, а в ту, где собрались бы люди, которым хочется попробовать свои силы на материале, которого они не имеют в собственных театрах – апробировать новые формы, вспомнить давно забытые старые.  

- Вы служите в театре Комедии, где сохранилось немало замечательных традиций. Вы дорожите понятием «театр-дом»?
- Честно? Теперь нет. В студенчестве мы ходили в театр им. Ленсовета, при котором учились, годясь тем, что  должны влиться в его труппу. По окончании нас приняли очень тепло – как своих детей… А в театр Комедии я пришла уже зрелой актрисой, и потому сказать, что это мой дом, не могу. Для меня здесь работа, которую я люблю, и без которой мне было бы тяжело. А мой дом, семья занимают в моей жизни, быть может, главное место. Домом театр должен стать для молодых артистов, и мы должны быть внимательны к ним, относиться с любовью и уважением – молодежи здесь должно быть хорошо.
Мария Лебедева


Вернуться к списку новостей

Генеральные партнеры

Информационные партнеры

Партнеры

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!