Пропуск в мир Комедии Касса 312-45-55

Краткий курс счастливой жизни

Фелисьен Марсо

Честолюбивым мечтам о счастливой жизни Мажиса суждено сбыться. В мире богатых, успешных людей он, мелкий клерк, быстро становится своим. Женится на дочери министерского начальника, попадает в вожделенный « клан госслужащих».
Постигая систему и...

28

Январь
19:00

Колганова М. Комедианты с человеческим лицом // Литературная газета. 2005. № 23, 1-7 июня


1 Июнь 2005 Пресса о нас
Санкт-Петербургский Театр комедии имени Н.П. Акимова – не из тех, кто всё время на слуху. Может быть, поэтому вокруг его десятидневных московских гастролей не наблюдалось особого ажиотажа, хотя зал Малого театра, на сцене которого играли акимовцы, был неизменно полон.
Все фотографии () Десять лет этот театр возглавляет Татьяна Казакова. Из семи привезённых спектаклей шесть – в её постановке, и только один из семи – «чистая» комедия. В спектаклях питерской Комедии нет ничего из того, что стало почти обязательным атрибутом «комедийности» на сегодняшней московской сцене (а жанр этот в столице в последние годы почти целиком отдан на откуп антрепризам): ни грубого наигрыша, ни шаржирования, ни реприз и ударных реплик в зал, ни комикования и «сольных выходов» звёзд… Ученица Эфроса Казакова, верно, от него унаследовала стиль, вкус и чувство меры, а также мягкость и интеллигентность в подаче материала, что совсем не исключает яркости формы. Её спектакли населяют люди с понятными чувствами и эмоциями, связанные понятными взаимоотношениями, Мужчины и Женщины – оговорка, отнюдь не бессмысленная в эпоху, когда сцену стремительно заселяют бесполые персонажи. Это театр про людей и для людей.
Конечно, театр привёз в Москву своих звёзд, вернее, любимых поколениями зрителей актёров. Игорь Дмитриев и Эра Зиганшина показали спектакль «Милый лжец» Дж. Килти в постановке Юрия Аксёнова – «роман в письмах», на протяжении сорока лет развивавшийся между Бернардом Шоу и знаменитой актрисой Патрик Кэмпбелл. Анатолий Равикович и Ирина Мазуркевич сыграли фрейдистскую пьесу Нила Саймона «Хочу сниматься в кино», посвящённую вечной теме отцов и детей. Эрнст Романов вышел в роли Муромского в «Свадьбе Кречинского», а Михаил Светин сыграл Расплюева в той же пьесе и Министра финансов в «Тени» Шварца.
Спектакли с участием этих артистов собирали заметно больше зрителей. Однако те москвичи, кто клюнул лишь на имена, лишили себя двух очень хороших спектаклей и знакомства с интересными молодыми актёрами.
«Доктор философии» по известной пьесе Б. Нушича стал, пожалуй, лучшим спектаклем гастролей. Его секрет – в удачно найденном Казаковой и артистами балансе между юмором и серьёзом, иронией и «правдой жизни». Роль богатого коммерсанта Животы Цвийовича, возжелавшего добыть для сына диплом доктора философии, – без преувеличения, блестящая работа Сергея Русскина, сделанная на уровне больших мастеров. Что же касается других актёрских работ, то есть такой журналистский штамп: «Все без исключения артисты играли прекрасно; хочется рассказать о каждом, но не хватает места». Обычно вызывающая лишь иронию формула здесь неожиданно оказывается верной. В соответствии с ней просто перечислим актёрские удачи: Николай Смирнов (Благое), Ярослав Воронцов (Милорад), Виталий Кузьмин (Велимир), Ксения Каталымова (Мара), Татьяна Полонская (Сойка), Наталья Андреева (Драга), Наталья Шостак (Клара)…
«Яблочный вор» Ксении Драгунской – по большому счёту даже не пьеса: ни действия, ни фабулы, только разговоры, разговоры, разговоры – телефонные и «живые». Татьяне Казаковой удалось сложить их в полный нежности, юмора и грусти спектакль о любви, сотканный из живых голосов: хрупкой мятущейся Ани (Наталья Ткаченко), верного своему чувству Сергея (Николай Смирнов), трогательно-нелепого ›лкина (Сергей Русскин), пышущей жизнью и энергией неуёмной Шуры Дрозд (Татьяна Полонская)…
Крепко сбитая «Свадьба Кречинского» запоминается прежде всего необычной трактовкой ключевых ролей. Это Кречинский Михаила Разумовского – мыслитель, хладнокровный и расчётливый аналитик, привыкший побеждать, но умеющий и достойно проигрывать. Это Расплюев, интересно сыгранный Михаилом Светиным, – совсем не так, как можно было от него ожидать, и не так, как эту роль играют обычно: в его Расплюеве есть мягкая самоирония и чувство собственного достоинства. Это Муромский Эрнста Романова, вместо привычной простоватой деревенщины предстающий благородным породистым старцем, аристократом.
А вот «Тень», которой открывались и закрывались гастроли, показалась не самым удачным спектаклем. Сделанный, как сказка, причём для юного зрителя, спектакль ярок и современен по «картинке», но грешит иллюстративностью и назидательностью, которые нередко присущи адресованным юношеству постановкам.

Мария КОЛГАНОВА
HTTP://OLD.LGZ.RU/ARCHIVES/HTML_ARCH/LG232005/POLOSY/10_3.HTM



Вернуться к списку новостей

Генеральные партнеры

Информационные партнеры

Партнеры