Пропуск в мир Комедии Касса 312-45-55

Мафия и нежные чувства

Люк Шомар

« Маленькая французская комедия» Люка Шомара изящна и смешна.  Ветер  с Елисейских полей, взрывы ревности, буддизм, « крестные отцы», полиция, перестрелки, судебные  иски, нелепые ошибки – все перемешалось в этот день в тихой и ...

24

Января
19:00

Серафима Тейх. Ставки сделаны! // Зрительный ряд. 2008. 16-31 март.


16 Марта 2008 Пресса о нас
Играть любят все - особенно в театре, особенно актеры. Тем более, когда совсем молодые артисты, делающие первые шаги на сценических подмостках, имеют счастливую возможность демонстрировать свои таланты и умения, представая персонажами, которые азартно живут игрою и вдохновенно лицедействуют - радость творчества никого не может оставить равнодушным.
Кажется,  что ею заряжено пространство уютного зальчика Музея Достоевского, когда дают гоголевских «Игроков».
       Наслаждение такой игрой подарила своим ученикам и публике заслуженный деятель искусств России режиссер Татьяна Казакова, пройдя с подопечными волнующий путь постижения классики, итогом которого стал спектакль «Игроки».
       Ставка на Гоголя оказалась верной, точной,  беспроигрышной. Анекдот о том, «как вор у вора дубинку украл», история тотального надувательства - «нашего времени случай». К тому же в пьесе немало возможностей для самых смелых фантазий, вдохновенных импровизаций, забавных манипуляций масками и филигранной проработки характеров.  Умело использовав драматургические ходы, Татьяна Казакова явила публике  своих  «Игроков», где почти  каждый - мошенник и жертва,  шулер, плут, ловкач и… несчастнейший человек, давно уж никому неверящий, попавший в тиски одиночества, от которого не спасает даже развеселая компания удалых молодцов, ставших вдруг соратниками по диковинному ремеслу. Виртуоза, Художника в своем деле Ихарева (Алексей Красноцветов), влюбленного в собственное создание и давшего предмету обожания, крапленой колоде карт, чарующее имя  Аделаида Ивановна, таки провели вокруг пальца, разыграли, словно доверчивого простака. Причем кто! Мальчишки, представившиеся, было, важными господами, а на поверку оказавшиеся шулерами.  Они, скинув маски, стали для холеного гостя захудалой гостиницы своими, подельниками, сообщниками. Да вот беда,   братство оказалась  мнимым:  обобрали, невесть откуда взявшись,  и умчались с чужими деньгами неведомо куда. Тут-то и  настигла Ихарева темная  жуть одиночества - теперь уж навсегда оказался он в ее власти.  Вопль отчаянья завершает спектакль. Безысходность тоски для Ихарева очевидна,  неотвратима. Но над жуликом в зале не смеются:  жалко и его, и тех, кто столько сил и фантазий потратили на недоброе представление – ведь все эти люди талантливы.
Татьяна Казакова  поставила спектакль по Гоголю неожиданно лирический. Притом, что  в нем есть  ирония, притом, что порой  слышатся и саркастические нотки, режиссер сочувствует  и сострадает  юным мошенникам. Ведь они, в конце концов, проиграли самих себя:  ставкой-то была душа, хотя, по молодости лет, игроки этого не поняли. Им казалось,  что игра – всего-навсего азартная  забава, способ самоутверждения,  доказательства себе и миру превосходства над всеми. Но любой умник  может оказаться в дураках, когда способность лгать возводится в искусство, подменяя всевозможные  таланты.
Спектакль начинается  с изящных бытовых зарисовок, помогающих через деталь ощутить атмосферу унылого захолустья. Показано,  как встречает  барина чем-то навек напуганный хитроватый Замухрышкин (Александр Корнеев), как чванливый слуга Гаврюша, (Дмитрий Андреев) с ритуальной значимостью разбирает чемоданы, а напомаженный красавец Ихарев привычно наводит марафет, любуясь собой в зеркале….
 Но с каждой сценой эффектная театральность  постановки становится все очевидней.  «Игроки» Татьяны Казаковой своей игровой природы не скрывают. Здесь озорно манипулируют масками, фокусничают с картами, поют, пускаются в пляс, лицедействуют, меняя парики, обличья – идет представление, где актеры играют актерствующих персонажей. И бравый богатырь Утешительный (Александр Матвеев), и преисполненный суровой строгости полковник Кругель (Максим Суханов), для пущей солидности курящий трубку, и обаятельно улыбчивый  шаркун Швохнев (Артем Петров), порхающий от угла к углу по комнате, словно тесно ему в замкнутом пространстве, - все насквозь фальшивы.
Мир здесь зиждется на плутовстве и обмане -  лишь массивная картина на заднике с печально склоненными березками изображает подлинную матушку-Россию, светлую, чистую, трогательную… (Художник-постановщик Стефания Граурогкайте). Да и та  использовалась как тайник, где прятал Ихарев денежные  купюры, нажитые картежным плутовским талантом.
Игра в этом  спектакле стала предметом и средством художественного исследования. Что для режиссера не внове. Пожалуй, во всех   спектаклях Татьяны Казаковой герои склонны поактерствовать. Но теперь она ставит на молодежь. И выигрывает.
Серафима Тейх.


Вернуться к списку новостей

Генеральные партнеры

Информационные партнеры

Партнеры