Пропуск в мир Комедии Касса 312-45-55

Мафия и нежные чувства

Люк Шомар

« Маленькая французская комедия» Люка Шомара изящна и смешна.  Ветер  с Елисейских полей, взрывы ревности, буддизм, « крестные отцы», полиция, перестрелки, судебные  иски, нелепые ошибки – все перемешалось в этот день в тихой и ...

24

Января
19:00

Андрей Шорин. Маленькие трагедии // Зрительный ряд. 2007.


1 Января 2007 Пресса о нас
Небольшой, тесный и темный зал музея Ф.М.Достоевского, в котором играется спектакль «Игроки», уже навевает какой-то мистический ужас. Сложно представить, что это пространство способно родить что-то комедийное. Практически невозможно.
Оно и не рождается. Рождается острохарактерное, гротескное, местами водевильное действо.
«Игроки» - спектакль дипломный, выпускного курса художественного руководителя и главного режиссера театра Комедии им. Н.Акимова Татьяны Казаковой. И, несмотря на то, что студенческие работы всегда требуют снисхождения к своей юности, с этой работой можно разговаривать вполне «по-взрослому».
Острую гоголевскую пьесу Казакова «отравила» такой достоевщиной, что самому Федору Михайловичу и не снилось. Анекдот про карточного шулера, который сам себе вырыл яму, обернулся фантасмагорическим рассказом о крушении надежд и потери веры. Спектакль актерами разыгран четко, ясно, логично. Так же, как карточные аферисты Гоголя разыграли свою дьявольскую комбинацию.
Однако, обо все по порядку.  
В типичную «меблирашку» со столом, накрытым сукном, парой-тройкой стульев, зеркалом, вешалкой и ширмой, что загораживает кровать от сторонних глаз, вселяется главный герой – Ихарев (Алексей Красноцветов).
У него тонкие черты лица и огромные глаза больного ребенка – так лихорадочно они горят. Для него стихия игры – воздух, без которого жизнь не в жизнь.
Спина выпрямлена как натянутая струна. Цилиндр на голове. К предстоящей игре он готовится как врач к операции или убийца к преступлению: все просчитано и продумано. Концентрация внимания – предельная. Кажется, он вот-вот натянет резиновые перчатки на руки. Для стерильности или чтобы скрыть отпечатки пальцев. Его обманы – не мелкое жульничество. А влечение сверх идеей ее Величества Игры. Он ее верный подданный. Тайный гений.
Оттого столь контрастным канареечным сбродом выглядит трио Утешительный-Швохнев-Кругель (Александр Матвеев, Артем Петров и Максим Суханов соответственно). Стефания Граурокгайте, всегда очень эстетичная и внимательная к деталям, одевает их в разноцветные фраки. И когда тайное окажется явным, анекдот перестает быть смешным, всю чудовищность аферы, в которую он попал, Ихарев, этот тонкий нежный мальчик в шелковом халате поймет, взглянув на оставленные на спинках стульев фраки. «Обортни» сбросили свои цветные «шкурки» и были таковы.
Не люди – свиные рыла вокруг.
На заднике замерцает чуть подсвеченная картина с белой русской березкой. Нежная такая, лиричная. Своим свечением окончательно сводя с ума главного героя.
Он пройдет все круги ада в эти минуты. Под жестко веселящийся вальс, катаясь по полу. Мечты о Петербурге, о путешествиях, все это – никогда не осуществится. Пропала жизнь.
Алексей Красноцветов филигранно ведет роль. От мальчика Кая с холодным сердцем до беспомощного, парализованного ужасом человека, у которого отняли мечту. Настоящую трагедию гоголевского маленького человека, коим он, по сути, и является.
Этот курс Татьяны Сергеевны силен своим мужским составом, многих из которого еще предстоит открыть. Но уже совершенно определенно можно сказать, что в настоящем у Казаковой есть два очень сильных «солдата» - актеры Алексей Красноцветов и Александр Матвеев.

Андрей Шорин   



Вернуться к списку новостей

Генеральные партнеры

Информационные партнеры

Партнеры