Касса 312-45-55

Голодранцы и аристократы

Эдуардо Скарпетта

Молодой маркиз Эудженио Фаветти мечтает жениться на юной балерине, дочери нувориша Семмолоне. Но гордец Фаветти-старший отказывается общаться с выскочкой-миллионщиком. И тогда Эудженио приходится нанять себе родню « голубых кровей» в трущоб...

24

Ноября
19:00

"Литературная газета" о премьере спектакля "Относительные ценности"


26 Июня 2017 Пресса о нас
На сцене Театра комедии имени Николая Акимова – снова английская комедия.
Не самая известная и не самого популярного в России автора: «Относительные ценности» Ноэла Коуарда.

Она была создана в начале 1950-х годов и, отражая дух послевоенного надлома сословного общества, вполне «смотрибельна» и в наш век перелопачивания и смешения социальных ролей, статусов, функций и даже масок. В центре зрелища, поданного как смесь английской самоиронии и режиссёрского самовыражения (постановка Анатолия Ледуховского), – скандальный брак молодого графа Маршвудского (острохарактерная работа Александра Корнеева) с голливудской звездой Мирандой – яркой девицей средних лет сомнительной биографии и поведения. Постановка начинается как «немая фильма» – гигантской проекцией – и разделена на три эпизода, названных по именам трёх главных героинь пьесы: Мокси – преданной служанки, которая вдруг оказывается старшей сестрой будущей невесты (гротескная и яркая Ирина Цветкова), Фелисити – элегантной хозяйки дома (в блистательном исполнении Ирины Мазуркевич) и, наконец, самой Миранды (эффектная Дария Лятецкая). Вообще эта ироничная английская комедия светских нравов, которые чуть не нарушил приезд несветской и брутальной актрисы, разыгрывается «акимовцами» безупречно. К актёрам никаких претензий, они демонстрируют неоскудевающие возможности русской театральной школы, которая отлично подходит и для изображения склонных к лёгкому лицемерию и тонкой самоиронии «аглицких» милордов и миледи.

А вот режиссура спектакля, пожалуй, вызывает вопросы. Салонная комедия – это определённый жанр, не претендующий на философичность и не прощающий длиннот и умствований. А они в постановке приглашённого режиссёра, увы, есть. Сама идея – представить замкнутое и минималистское пространство (художник Андрей Щаев) условного «замка» своего рода киноэпизодом, с мелькающей рябью на «плёнке», в сопровождении почти психоделической музыки (композитор Мария Галкина) – имеет право на существование. Возможно, эта идея даже предполагала показать, что главная героиня – не только невоспитанная и разбитная особа, но и отличная актриса, могущая играть и монахиню, и проститутку. Но киноврезки зачем-то дополняются вставками из иных чуждых по стилистике текстов, и даже гениальный Кортасар кажется тут неуместным. Кроме того, это хоть и светская, но всё-таки комедия положений, поэтому «стильное» замедление действия, музыкальные номера (своего рода «зонги» исполнителей), их гротескное комикование, – всё это скорее мешает восприятию лёгкого действа. Лёгкого, но не легковесного, ибо тема социального неравенства и сословных предрассудков отнюдь не умерла в эпоху всеобщего смешения, размытия нравственных ценностей и эстетических критериев. Нам ли не знать настоящих бриллиантов и поддельной красоты нашей самоназначенной эстрадной и политической «элитки»? Впрочем, англичане, смеясь над своими относительными общественными ценностями, продолжают хранить свои традиции. Среди которых не только почитание собственной монархии (чужие лучше свергать, не правда ли, мистер Сомерсет Моэм, не только знаменитый прозаик и драматург, но и реальный Бонд образца 1917 года?). Среди них – отменная самоирония подлинно культурной и воспитанной элиты, представительница которой графиня Фелисити с лёгким изяществом и очаровательным юмором разрушает все посягательства на своё место хозяйки замка. Нет, тамошние швондеры и шариковы обречены.

Ирина Мазуркевич, способная на трагический накал и гротесковую сюрреальность («Визита дамы»), здесь демонстрирует свои качества актрисы для пьес Уайльда, Шоу или Моэма. Эта великосветская вариация Джулии Ламберт с неженским умом и женским коварством противостоит вторжению грубой, земляной актёрской стихии в своё родовое гнездо, где гулким эхом разносятся реплики персонажей. Впрочем, подлинной земной, «утробной» естественности как раз – в силу режиссёрской концепции – и не хватает этой голливудской парочке – Миранде Фрейл, похожей на Мерилин Монро, и Дону Лукасу (актёр Сергей Романюк), внешне напоминающего Кларка Гейбла. Их образы могли бы больше пленить зрителей, если бы режиссёр поставил задачу противопоставить лицемерному хорошему тону обитателей замка их актёрскую стихийную природу. Увы, вместо этого прелестной Миранде доводится переходить от кокетливой пьяной болтовни к исполнению сложной и манерной вокальной композиции, а Дону Лукасу, нарушая образ мачо, комиковать вокруг неподъёмного чемодана.

Всё это, ещё раз подчеркну, никак не умаляет мастерства и самоотдачи актёров. Но в какой раз ставит вопрос о том, нужна ли режиссёрская вольная интерпретация классического и очень жанрового произведения, даже если она сделана «по мотивам». Воля ваша, но замысловатая стильность и условность хороши при постановке «Балаганчика» или инсценировке того же Кортасара, но вызывают некоторое недоумение при работе над таким простым и одновременно сложным материалом, как светская ироническая комедия нравов. Впрочем, все эти вопросы мы можем предъявить не только постановщику этой пьесы, но и всей неоавангардной режиссуре, которая в погоне за оригинальностью, эпатажем и высоколобостью порой не только забывает о зрителе, но и перекорёживает сам драматургический материал.Но это сюжет не для небольшой рецензии, а для серьёзного и, увы, не очень лицеприятного разговора…Актёров же мы от всей души поздравляем с очередным проявлением их высокого профессионального искусства.

http://www.lgz.ru/article/-23-6601-14-06-2017/otnositelnye-tsennosti/

Вернуться к списку новостей

Партнеры