Касса 312-45-55

Слишком женатый таксист

Рей Куни

После того, как комедия Рэя Куни была переведена на русский язык в 2003 году, она вот уже 13 лет не сходит с репертуара российских театров. Главный герой пьесы, обычный нью-йоркский таксист Джон Смит вот уже 3 года женат сразу на двух женщинах. ...

20

Декабря
19:00

Маска, я тебя знаю!


28 Ноября 2017 Пресса о нас
Ревизор.ru о гастролях Театра Комедии им.Акимова в Москве.
Санкт-Петербургский театр Комедии имени Н.Акимова представил в Москве два спектакля "Хитрая вдова" и "Дракон".

Каждый визит этого театра в столицу оценивается московской публикой по принципу – мал золотник, да дорог. Пока гастроли коротки, слишком коротки: летом 2015 они длились только два дня, нынешние – лишь на день дольше. Но, может, это добрый знак и в следующий раз знаменитый театр погостит у нас подольше? Тем более, что все желающие попасть на его спектакли все равно не смогли, хотя зал РАМТа по праву считается одним из самых вместительных.

Успех акимовцев закономерен. Но не потому лишь, что комедия по нынешним временам жанр сверхвостребованный. От этого самой комедии вреда как раз больше, чем пользы – поток наскоро сколоченных непритязательных поделок половодьем разливается по отечественной сцене, и обнаружить в его волнах подлинно золотую рыбку удается не часто. А вот в неводах питерской Комедии всегда бьется рыба исключительно первой (она же, как известно, и последняя) свежести.

Хитрую вдову" акимовцы привозят в столицу не впервые, поскольку московская публика любит этот спектакль не меньше петербургской. Правда, пьесы с таким названием у Карло Гольдони нет, есть "Один из последних вечеров карнавала", ставший, если можно так выразиться, финальным аккордом золотого периода в драматургической карьере великого венецианца. Татьяна Казакова поставила этот спектакль к 80-летию возглавляемого ею театра, но наблюдая за происходящим на сцене, трудно поверить, что спектаклю уже почти 10 лет. Все так же легка на ходу союзница любви – гондола (сценография Александра Орлова), все так же восхитительны ренессансные костюмы (созданные по всем правилам искусства Ириной Чередниковой), и главное, так же искренни и азартны актеры, раскручивающие у нас на глазах старую, как мир интригу.

Темпераментная вдовушка в исполнении Елены Руфановой не просто хитра – она хочет жить по своим правилам: один раз все уже решили за нее, выдав замуж за богатого старика, второй раз Розаура намерена отдать руку, сердце и состояние лишь тому, кого сочтет достойным ее даров. Актриса с блеском демонстрирует, как на практике можно решить задачу, которую приходится хоть раз в жизни решать каждой женщине – примирить жаждущее великой любви сердце со строящим трезвый расчет разумом, устроив свое счастье настолько прочно, насколько это вообще возможно в нашем непрочном мире.

В ряду не менее известных драматургов-современников Гольдони считается признанным знатоком человеческих душ – не зря же он с таким рвением реформировал старую добрую комедию dell arte. Его персонажи – столько же маски (при всей своей изысканно-театральной условности), сколько и люди из плоти и крови. Гольдони щедро дарит актерам материал вполне достоверных характеров и акимовцы используют его даже не на 100, а на 150 процентов. Андрей Толшин (лорд Рунбиф), Виталий Кузьмин (мсье Лебло), Владимир Миронов (дон Альваро де Кастилья), Дмитрий Лебедев (граф Боско ди Неро) и Юрий Лазарев (синьор Панталоне деи Бизоньози) – кавалеры, один харизматичней другого – несут заряд такой всепобеждающей витальности, что у прекрасной половины зала просто дух захватывает, а менее прекрасная получает весомый повод для ревности.    В "Драконе", если разобраться, тоже бушует карнавальная стихия, но этот праздник сумрачен, чтобы не сказать мрачен. Евгений Шварц известен своими сказками для театра, но в этой пьесе страшной реальности гораздо больше, чем собственно сказочного волшебства, да и финал ее только условно можно считать счастливым. Не потому ли и судьбе ее на протяжении многих лет складывалась столь трагично…

Замечательный режиссер Николай Акимов, имя которого носит созданный им театр, дважды брался за постановку, и оба раза спектакль закрывали: в 1944-м на первом же показе, в 1962 – после нескольких спектаклей. Пьеса долго была под запретом, а когда его все-таки сняли, к ней уже намертво приклеилась репутация  завуалированного политического памфлета, эдакой "фиги в кармане". И, с отнюдь не легкой руки Марка Захарова, фильм которого еще мрачнее пьесы, этот ярлык за ней закрепился, казалось, навсегда. Ломать стереотипы – почти то же самое, что вести бой с Драконом. Но Татьяна Казакова отважилась вступить в это единоборство…

400 лет правит городом Дракон (Юрий Лазарев), ежегодно забирая в качестве почетного трофея самую прекрасную девушку. Он даже не очень страшен, наоборот – темпераментен, остроумен, импозантен и, хоть и коварен, не обделен даже некоторым благородством. Эдакая постаревшая рок-звезда уровня Фредди Меркюри – разлетный черный плащ, кожаные штаны, высокие перчатки  – в окружении молоденьких поклонниц в откровенных нарядах (карнавальной иронии  в костюмах Стефании Граурогкайте хоть отбавляй).

Горожанам такой "тиран" не в тягость – раз в год можно погоревать-поплакать над очередной драконовой "невестой", зато все остальное время жить спокойно. Так что особой радости от появления в городе странствующего рыцаря-спасателя Ланцелота (Денис Зайцев) никто не испытывает. Он и сам уже не рад своей невыполнимой миссии: спасаешь-спасаешь, а зла меньше не становится. Дракон будет повержен, но света в городе не прибавится (сценография Эмиля Капелюша, световая партитура Игоря Фомина): на опустевшем троне появится новый властитель. И спасенная от звероящера Эльза (Любовь Виролайнен) с холодностью гофмановской Коппелии, из-под которой еле-еле просверкивает огонь подлинного чувства к спасателю, уже готовится к другой свадьбе. И Садовник (Сергей Русскин) – воплощение "лучших людей города" – в верноподданническом экстазе преподносит ей колокольчики. Что с того, что звенят они немного печально – "утром завянут и успокоятся", как и весь город, очнувшийся ради свадьбы, от все той же неизбывной вековой дремы.

Бургомистр (Сергей Кузнецов), присвоивший победу Ланценлота, и его ушлый сыночек Генрих (Александр Матвеев), мечтающий унаследовать их от своего папаши – эдакие политтехнологи-шоумены, словно сошедшие с телеэкрана, не дают забыть, что от давным-давно написанной сказки до дня сегодняшнего рукой подать. Однако Татьяна Казакова не приемлет лобовых, плакатных решений. По ее глубокому убеждению мир кавалерийской атакой от зла не очистить – не властителей свергать нужно, а души человеческие лечить. Ключ к своей постановке она вложила в лапы мудрому Коту (Виталий Куклин): "Самое печальное в этой истории и есть то, что они улыбаются". Стереть с их лиц лживые улыбки, сорвать с покалеченных душ намертво припаянные маски – вот какой подвиг придется свершить Ланцелоту и Эльзе. Никаких иллюзий у влюбленных нет, они прекрасно понимают, что прекрасный новый мир в одночасье построить не получится – пробовали, знаем. Знаем и мы, зрители. Но обезглавить хоть парочку собственных дракончиков каждому человеку вполне по силам. А тогда, может и коварный коллективный чуть-чуть послабее станет…

Автор:Виктория Рогозинская

http://www.rewizor.ru/theatre/catalog/teatr-komedii-im-akimova/retsenzii/maska-ya-tebya-znau/

Вернуться к списку новостей

Информационные партнеры

Партнеры